БИОГРАФИЯ

Назир Торекулов
(1892-1937 гг.)

       К 125-летнему юбилею первого казахского дипломата, выдающегося политического и общественного деятеля, языковеда и дипломата, первого Посла Советского Союза в Саудовской Аравии – Назира Торекулова. 

Первый советский посол-казах Назир Торекулович Торекулов родился в 1892 г. в Туркестане, по некоторым данным в Коканде в семье крупного торговца хлопком. В 1904 г. Назир окончил мектеб, в 1906 г. — русское училище для населения национальных окраин, а в 1914 г. — 8-классное коммерческое училище в Коканде. В 1914–1916 гг., во время Первой мировой войны, ему удалось окончить три курса экономического факультета Московского коммерческого института. Будучи студентом, он принял участие в в акциях недовольства, начало которым дал указ 1916 года об отправке казахов для копания траншей на войну. Был направлен на Западный фронт. Близ Минска создал подпольную организацию «Еркiн дала» («Свободная степь»), в состав которой вошли представители народов Казахстана и Средней Азии, призванные на войну. Целью этой организации было оказание помощи народам Востока в их национально-освободительной борьбе.

В 1917 г. Торекулов увлекся политической деятельностью: сначала примкнул к левым эсерам, а в октября 1918 г. стал членом РКП(б). Служил в Красной армии.

В 1918–1919 гг. в Коканде он являлся секретарем уездного исполкома, комиссаром просвещения, заведующим отдела народного образования.

С 1920 г. Н.Торекулов занимал ряд государственных должностей в Ташкенте: редактор газеты «Иштрати Июн», органа краевого мусульманского бюро, в 1920–1921 гг. — нарком просвещения Туркестана, в сентябре – ноябре 1921 г. — ответственный секретарь ЦК КП(б) Туркестана, член Среднеазиатского бюро ВКП(б); в ноябре 1921 — марте 1922 г. — председатель ЦИК Туркестана, будучи председателем которого он принял решение о переносе выходного дня с воскресенья на пятницу. Днями отдыха также были объявлены три дня, в которые правоверные мусульмане отмечают праздник Курбан айт.

Имя Н. Торекулова с особым уважением можно причислить к деятелям Алаша, которые неизмеримо много сделали для народа в начале прошлого века. Он всем сердцем чувствовал, сколько бедствий принесет народам Туркестана колонизация Россией. Эти мысли он открыто высказывал в статьях и докладах, напечатанных в изданиях, выпускаемых в Ташкенте, Москве. И царское правительство, и большевики признавали Туркестан только в качестве сырьевого придатка России и не были заинтересованы в его культурном становлении, наоборот, тормозили рост и развитие края. Он первым, страстно, разоблачал все препятствия, чинимые на пути прогрессивных преобразований в Туркестане. В политической жизни многонациональной Туркестанской республики Н. Торекулов занимал одно из главных мест. В числе первых представителей местных национальностей Н. Торекулов был избран первым секретарем Центрального комитета Компартии Туркестана, возглавлял ЦИК Туркестанской республики, народный комиссариат просвещения. Т. Рыскулов, С. Кожанов, М. Тынышпаев, Х. Досмухамедов понимали все сложности государственного строительства в стране с низкой грамотностью и придавали большое значение просвещению народа, открыли в Ташкенте первое казахское высшее учебное заведение. У истоков этого дела стоял Н. Торекулов. Находясь на высоких должностях, он принял много решений не только по политическим, но и культурным вопросам. Усвоение общечеловеческих ценностей и уважение к ним он сочетал с традициями своего народа.

В 1922–1926 годах Н. Торекулов работал в Москве, возглавил Центральное издательство народов СССР, занимался научно-педагогической работой. Читал лекции в Коммунистическом университете трудящихся Востока, некоторое время был проректором этого учебного заведения.

После чего начинается его дипломатическая карьера. Борьба с его назначением на должность представителя СССР в конце 1927 года шла нешуточная, ведь рассматривались и другие претенденты для отправки на дипломатическую службу в Королевство Хиджаз, Неджд и присоединенные области (так ранее именовалась Саудовская Аравия).

Ведь Торекулов к тому времени уже успел ярко заявить о себе, проработав на разных ключевых должностях, будучи директором Центрального издательства народов СССР в Москве, он был зачислен в резерв ЦК ВКП(б) и Наркомата иностранных дел СССР. Словом, это был высокообразованный человек, потому Наркоминдел и настаивал, считая его единственно достойной кандидатурой, способной представлять Советский Союз в Восточном регионе.

Наркомату иностранных дел СССР, настаивавшему на кандидатуре Н.Торекулова, пришлось обратиться с официальным письмом к самому Сталину. Он поддержал просьбу Наркоминдела, что и предопределило окончательный выбор. Так, на заседании Политбюро от 24 ноября 1927 г. (Протокол № 137) было принято решение «назначить полпредом в Геджас т. Торекулова», точнее, в Королевство Хиджаз, Неджд и присоединенные области, сменив на этом посту К.А.Хакимова, работавшего в Джидде с 1924 г.

Чтобы более эффективно выполнять свои обязанности, советский полпред Н. Торекулов, который до этого уже свободно владел семью языками – казахским, русским, узбекским, татарским, турецким, немецким и французским, – в сжатые сроки выучил и арабский, впоследствии полностью отказавшись от услуг переводчиков. По этому поводу вспоминаются его слова: «А то говоришь одно, переводят другое, теряется соль». Более того, его уровень знания языка позволял ему не только выступать перед местной аудиторией, но даже полемизировать на теологические темы. Все это наряду с высоким профессионализмом и личным обаянием советского дипломата снискало ему искреннее уважение со стороны короля и его семьи. Король Абдель Азиз аль-Сауд называл Назира Торекулова братом. Хорошие отношения сложились у полпреда и с сыновьями короля, особенно с принцом Фейсалом.

Таким образом, Назир Торекулов работал с первых дней создания государства, ныне именуемого Королевство Саудовская Аравия. С 1927 года эта страна называлась Королевство Хиджаз, Неджд и присоединенные области, с 1932-го — Саудовская Аравия. Это было время, когда государство начинало налаживать связи и отношения с другими странами. И Н.Торекулов был непосредственно причастен к этим событиям.

В 1932 году саудовская делегация во главе с принцем Фейсалом побывала с десятидневным визитом в Советском Союзе. Этот визит можно считать одним из главных политических достижений Назира Торекулова на посту полпреда. Обе стороны отнеслись к визиту очень серьезно. Москва понимала, что она будет принимать не просто сына саудовского монарха, семнадцатилетного юношу, а престолонаследника, будущего короля дружественного государства. Саудовская же сторона рассчитывала достигнуть с правительством СССР договоренностей о предоставлении советских товарных кредитов на миллион фунтов стерлингов и сроком на 10 лет. В качестве полпреда Торекулов проработал восемь лет.

В Мекку, к святыням ислама съезжаются паломники со всех концов света, проделывая многодневный, а то и месячный путь, через Афганистан, Иран умудрялись попасть паломники и из СССР, а именно из Казахстана, Башкирии, Татарстана, из республик Северного Кавказа и Средней Азии.

А ведь это был образованнейший человек того времени, который в тяжелейших климатических, а главное – политических условиях семь лет выстраивал дипломатические отношения с арабами. Среди его больших побед – строительство АТС, экспорт нефти (!) в Саудовскую Аравию, визит принца Фейсала в Союз.

Торекулов представлял страну с коммунистической идеологией. Вызывает уважение, с каким тактом, порой дипломатическими ухищрениями он решал сложные вопросы в пользу своей страны – страны атеизма. И в то же время смело ставил вопрос перед своим правительством об оказании необходимой помощи при транспортировке паломников из Союза в Мекку и обратно.

Этому способствовали его эрудиция, блестящее знание языка и восточного менталитета, умение находить компромиссные решения между интересами сразу нескольких сторон, а также установление доверительных связей с местным политическим истеблишментом и купечеством. Однажды, в день национального праздника Турецкой Республики, полпред выступил на арабском языке от имени всего дипломатического корпуса. После этого с Торекуловым стали считаться и иностранные коллеги. На одном из коронационных торжеств он вновь выступил с приветственной речью на арабском языке в качестве «старшины» от имени всего дипкорпуса. С той поры сами представители дипкорпуса в момент возникновения каких-либо спорных вопросов в дипломатическом сообществе стали обращаться к советскому полпреду, тем самым невольно признав его дуайеном. Но главное – к нему возросло доверие со стороны саудовского монарха. С королем, его семьей у Торекулова сложились очень близкие отношения.

В 1933 г., как и его предшественник на посту дипагента и генконсула, Н.Торекулов совершил хадж. Вот как об этом рассказывает Гаяз Исхаки, видный деятель татарско-мусульманского национального движения, бывший в эмиграции: «На улицах Мекки при нескончаемых звуках клаксона появился автомобиль, украшенный красными флажками с серпом и молотом. В нем сидели двое. …Тот, что был помоложе, был ни кем иным, как Назиром Торекуловым, представителем Советов в Хиджазе, членом Коминтерна. …Немедленно стало известно, что советский представитель прибыл для совершения паломничества. И на самом деле, г-н Торекулов, как и другие мусульмане, совершал обряды хаджжа. Поприсутствовав на всех торжественных молебнях и выполнив все обряды, г-н Тюрякулов отправился в Медину для того, чтобы посетить могилу Пророка.

Одновременно представитель Советов преподносил значительные денежные суммы на религиозные нужды мусульман». На заседании Политбюро от 31 августа 1935 г. (Протокол № 32) было принято решение «принять предложение НКИД об отзыве Н. Торекулова и назначении Хакимова» . С 1936 г. Торекулов работал в Институте народов Востока в Ленинграде и Институте языка и письменности народов Востока в Москве.     Назир Торекулов проявил себя и как крупный филолог. Он является автором «Социально-политического словаря русско-узбекского языка» (Ташкент, 1922). Он занимался проблемой латинизации тюркских письменностей, был автором проекта латинизации тюркского алфавита, посвятив этому вопросу ряд статей в журналах «Жизнь национальностей», «Новый Восток» (К вопросу о латинизации тюркских алфавитов // Новый Восток. 1925, № 10/11, с. 218–222;  Новые задачи // Новый Восток. 1928, № 20/21, с. XII–XXII) и др.

17 июля 1937 г. Назир Торекулов был арестован сотрудниками НКВД. 3 ноября того же года по обвинению в пантюркистской агитации и призывах к террору советских государственных деятелей Назир Торекулов был приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

28 января 1958 г. Назир Торекулович Торекулов был реабилитирован. В Казахстане светло чтят память Н. Торекулова. В 2003 году постановлением Правительства РК была учереждена медаль «Назира Торекулова» за вклад во внешнюю политику.